Женька в цирке

— Мам, ты видела!? В цирке новое представление. Давай пойдём, а? — потащил Женька маму к новенькой цирковой афише.

— Не знаю, Женечка, посмотрим, — ответила мама.

«Если сразу не отказала, значит, есть все шансы», — подумал Женька и тем же вечером как истинный стратег тщательно продумал план завоевания билетов в цирк. До праздничного представления — ровно неделя, а значит, медлить нельзя.

— Мам, а давай я посуду помою… Мам, я мусор вынесу и мигом домой… Мам, все уроки на следующую неделю я сделал, рюкзак собрал, можешь научить меня гладить брюки? — все выходные мама не могла нарадоваться Женькиному преображению.

А вот у самого Женьки неделя не задалась. В понедельник он узнал, что папа Борьки, задиры и двоечника, уже заказал через интернет билеты на представление. В среду половина его одноклассников только и говорили, что о кенгуру-боксёре. Вот уже и четверг подходит к концу, а Женькина мама всё молчит.

Неужели он единственный в классе, кто не попадёт на это грандиозное представление?

Всю неделю он вёл себя так тихо и прилежно, что мама несколько раз щупала его лоб, не заболел ли. Он без напоминания делал все домашние задания, на уроках почти не опускал руку и много помогал маме по дому. Этот план просто не мог провалиться, но он… провалился.

Вечером Женька долго не мог уснуть. Завтра — день грандиозного представления, на которое пойдут все его одноклассники, и ему совершенно не хотелось идти в школу. «Вот бы я был звездой цирка! — думал Женька. — Мне тогда и билет не нужен был бы, чтобы на представление попасть. Без меня вообще никакого представления не было бы», — улыбался мальчик, проваливаясь в сон.

Женька проснулся от того, что чья-то огромная пятерня схватила его за обе ноги и стащила с кровати. Он хотел было закричать, но в следующий момент сильно ударился головой об пол и взмыл вверх. Болтаясь вниз головой, Женька успел встретиться взглядом с мамой. Она молча лежала в нескольких метрах от него. Огромный сапог прижал её лицо к полу, выдавливая слёзы, словно лимонный сок. Затем его сунули в мешок и под сдавленные рыдания мамы поволокли по полу.

Дальше всё было как в тумане, вернее, как в мешке. Женьку несколько раз перекидывали из одного кузова в другой, совсем не кормили и почти не поили. Лишь один раз в мешок заглянула огромная горилла и полила мальчика водой. Он автоматически подставил открытый рот и успел сделать пару глотков.

Когда его вытряхнули из мешка, Женя не мог поверить своим глазам: его окружили несколько высоченных обезьян, которые с интересом разглядывали мальчика. Он медленно поднялся на ноги, отыскивая взглядом выход, через который можно было бы сбежать. Обезьяны хоть и были огромными, но выглядели довольно неуклюжими.

Вот оно! Женька увидел, как из-за огромного занавеса вышел взрослый мужчина в боксёрских перчатках. «Он-то наверняка сможет меня защитить, — думал мальчик. — Или хотя бы объяснить этим макакам, кто на этой планете хозяин». Маленький хитрец медленно повернулся в другую сторону, с ужасом разглядывая многочисленные клетки, а потом резко рванул к боксёру.

За спиной послышался возмущённый рёв и неуклюжий топот. Уже через несколько шагов Женьку схватили и окатили диким, унизительным смехом. Гориллы потешались над ребёнком, а боксёр, на защиту которого мальчик так надеялся, даже не обернулся на шум.

«Нужен план, — думал Женька-стратег. — Чёткий, пошаговый, беспроигрышный план».

Его бросили в небольшую клетку, где была тарелка с непонятной едой и кружка с водой. Женька, не обращая внимания на мерзкий вкус и тухлый запах, опустошил посуду и приступил к первой фазе плана — «Исследование».

Итак, он находился в огромном помещении, в котором стояли десятки различных клеток с самыми разными людьми. Тут были и дети, ошарашено глазеющие на происходящее из своих стеклянных боксов, и взрослые вроде того боксёра, и уважаемые старики вроде бородатого Михалыча, который, как оказалось, умел ездить на велосипеде и играть на гармошке одновременно.

В некоторых клетках не было потолков. Например, у долговязой парочки, как близнецы покрытой родимыми пятнами, или у одинокого толстяка, который весил целую тонну и, кажется, был немного того. Он всё время раскачивался, переминаясь на огромных, изъеденных мышами ногах. Окажись Женька в одной из таких клеток, он бы в два счёта выбрался и сбежал.

Другие клетки были с очень толстыми металлическими прутьями. В таких из стороны в сторону метались самые опасные люди мира. Ещё вчера Женька мог видеть их в боевиках или криминальной хронике, а сегодня… им приносили огромные порции мяса и выпускали из клеток только по металлическому туннелю.

Словом, люди здесь были самые разные, многие очень даже интересные, но болтовня была не в почёте. Стоило кому-то заговорить с соседом, как откуда ни возьмись появлялась мартышка-надзиратель, колотила палкой по прутьям клетки и громко верещала. Поэтому здесь, в основном, царила унылая тишина, которую разбавлял тихий плач, невнятный бубнёж толстяка, а иногда и надрывный стон старика Михалыча.

Когда Женьке попытались надеть ошейник, он сопротивлялся, но, получив пару жёстких пощёчин, смирился. Одна из мартышек, то и дело дёргая за цепочку, пристёгнутую к ошейнику, вела мальчика к занавесу. Оттуда по вечерам доносились шум и громкая музыка, а в течение дня — недовольный рёв дрессировщиков и крики людей.

По ту сторону занавеса, как ни странно, оказался так горячо любимый всеми детьми цирковой манеж. Женька увидел того самого боксёра, смиренно принимающего десятки ударов от кенгуру, и несколько девушек-акробаток, которых безжалостно стегали плёткой за каждое неверное движение. Зрительный зал был пуст, за исключением нескольких мест. Там сидела огромная горилла в деловом костюме, а рядом с ней, на цепочке и в подгузнике — до смерти напуганный Борька.

— Твоя мечта сбылась, Женечка, — сказала деловая горилла маминым голосом. — Сегодня ты побываешь на самом грандиозном представлении года!

Женька зажмурился, потрусил головой, а когда открыл глаза, то увидел, что он снова в своей постели, и рядом с ним сидит мама, а в руках держит билеты в цирк.

— Ты же ещё сможешь их вернуть? — с наворачивающимися на глаза слезами спросил Женька.

— Конечно, конечно, дорогой, — обняла мальчика мама. — Что-то не так?

— Мне такой страшный сон приснился, — уже рыдая, проговорил Женя. — Я больше никогда… никогда-никогда не буду ходить в цирк с животными.

*******

Мама с Женей вернули билеты в кассу цирка и, хоть они получили назад только половину их стоимости, этих денег им хватило на то, чтобы здорово повеселиться. А когда они вечером встретили Борьку и его родителей, возвращавшихся из цирка, заметили, что тот выглядел не слишком счастливым.

Ведь одно дело – хлопать в ладоши, когда животные на манеже исполняют трюки. И совсем другое — хоть раз самому оказаться в их шкуре, пусть даже во сне.

© Олег Вергуленко

Прочитано: 34 раз, 1 из них — сегодня.
Если вам понравилось, поделитесь с друзьями